Могилевский городской исполнительный комитет

ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ

Russian Belarusian English

1. Могилев. Довоенная история. Часть 1

§1.1. Археология. Предыстория
§1.2. Начало. Легенды об основании Могилева
§1.3. Детство города (V-XV вв.)
§1.4. Торговля в Могилеве. Купеческая верхушка
§1.5. Население Могилева
§1.6. Магдебургское право
§1.7. Восстание
§1.8. Брестская церковная уния
§1.9. Война 1654 — 1667 гг. между Московским государством и Речью Посполитой
§1.10. Северная война 1700-1721 гг.

§1.1. Археология. Предыстория

В результате археологических раскопок на восточной окраине Могилёва обнаружена стоянка позднего мезолита (VI-V-го тысячелетий до н. э.). Расположена на восточной окраине города, в 1 км к востоку от железнодорожного моста через Днепр, возле карьера. Обнаружил в 1897 Е.Р. Романов, обследовал в 1927 К.М. Поликарпович. В 1985-1986 экспедиция Могилевского педагогического института имени А.А. Кулешова под руководством В.Ф. Копытина провела спасательные раскопки в связи с опасностью уничтожения памятника действующим карьером. Вскрыто 180 квадратных метров культурного слоя, залегающего на глубине 0,3–0,6 м, в верхней части разрушенного вспашкой. На стоянке найдены в большом количестве расщепленный камень, отщепы, пластины, нуклеусы и кремневые орудия труда: скребки, резцы, проколки, орудия с выемкой, топоры, наконечники стрел, острия и ножи. Материалы хранятся в музее истории Могилева. В урочище Змеевка, на правом берегу р. Дубровенка у моста по проспекту Мира в 200 м южнее кинотеатра «Октябрь», раскопано Пелагеевское городище (VI в. до н. э. - XIII в. н. э.). Известно с 1873. Небольшие раскопки в 1905 проведены Е.Р. Романовым. Площадка была овальной формы, 25х17 м, имела крутые склоны с востока, юга и запада, с напольной, северной части, защищена двумя валами и рвами, к моменту раскопок внешний вал и ров были раскопаны. Сохранивший вал имел высоту до 4 м, ширину до 10 м. в 1928 и 1930 городище обследовали А.Н. Лявданский и В.Р. Тарасенко, в 1973 исследовал Я.Г. Риер. Вскрыто 22 квадратных метра. Культурный слой можно разделить на три горизонта: нижний, с фрагментами штрихованной керамики VI в. до н.э. – IV в. н.э.; средний, где обнаружены остатки жилища столбовой конструкции, два бронзовых браслета с утолщенными концами и геометрическим орнаментом, фрагменты груболепной керамики VI-VIII вв. н.э., верхний, содержащий керамику XII-XIII вв. Материалы раскопок хранятся в Могилевском областном краеведческом музее. Письменные источники и археологические материалы свидетельствуют о существовании городища «Могила» («горы Могилы») в районе Парка культуры и отдыха им. М. Горького при впадении р. Дубровенка в р. Днепр, где в 1526 был построен замок. Около городища находилось селище V-VII вв., курганные и грунтовые могильники XI-XII вв. (уничтожены в 1880-ых годах во время работ по нивелировке валов). В районе Советской площади на месте исторического центра древнего Могилева обнаружен культурный слой города XV-VII вв. мощностью 1-1,5 м, в верхней части которого сохранились деревянные мостовые шириной до 5 м.
В X в. территория современного Могилёва вошла в состав Киевской Руси.

§1.2. Начало. Легенды об основании Могилева

В рукописном оригинале хроники Могилева один из летописцев, Т. Сурта на обороте 3-го листа, а последующий летописец Трубницкий на 67-м листе указали, что нет никаких сведений, откуда Могилев получил свое название. По их мнению, название города произошло от сочетания двух слов «Могий и Лев» - могучий лев, так как на протяжении предыдущих столетий город, как могучий лев противостоял войнам, бедствиям и невзгодам.
Однако существует ряд легенд о возникновении названия города.
Одна из них связана с именем галичского князя Льва Даниловича Могия (могучий лев). Согласно сообщению Могилёвской хроники в 1267 году на излучине Днепра при впадении в него речки Дубровенки по велению князя был построен замок. Возле этого строения стали селиться рыбаки, ремесленники и торговцы. С той поры многое изменилось, не стало старого замка. Археологам так и не удалось обнаружить следы этого замка. Правда, в одной из памятных книжек Могилевской губернии за 1861 год указывается, что по преданию основание города связано не с возведением замка, а с построением церкви.
Некоторые исследователи считают, что название Могилева происходит от имени Полоцкого князя Льва Владимировича (Льва Могучего).
Согласно самой известной легенде, некогда на месте Могилева, в бескрайнем лесу был разбойничий притон атамана Машеки. Машека был человеком необыкновенной силы, вырывавший с корнями деревья. Сначала он был мирным крестьянином, но когда боярин-самодур отнял у него невесту, Машека взбунтовался и стал мстить за причиненную обиду. Могучий богатырь погиб, погиб от руки своей любимой, ставшей женой боярина. Простые люди похоронили богатыря на высоком берегу Днепра и насыпали над могилой курган. Место получило название «Могила Льва», а город здесь возникший, имя Могилев. Расположенная недалеко гора, стала называться Мышаковской или «Мышаковкой». В настоящее время на Мышаковке расположен микрорайон Юбилейный.
Известный белорусский поэт Янка Купала, вдохновившись романтикой легенды, написал поэму «Могила Льва», которая заканчивается следующими строками:
«… И ту высокую могилу,
Где лес угрюмо распевал,
За мощь Машеки и за силу
«Могилой льва» народ прозвал.
Над нею - скоро иль не скоро –
Упали тысячи дерев,
И у могилы вырос город,
Носящий имя Могилев.»
Легенда продолжает жить и сегодня - недавно в Областном драматическом театре состоялась премьера пьесы «Машека» Сергея Ковалева.

§1.3. Детство города (V-XV вв.)

Территория Могилева заселена в раннем железном веке (V в.). По крайней мере, как свидетельствуют новейшие археологические данные, не позднее начала XI в. поселение уже существовало.
В начале XIII в. Могилев, вероятно, был центром феодального поселения, мог выполнять и функции крепости. Находки вещей, характерных для монголо-татар, дают основания предполагать, что они уничтожили Могилев в середине XIII в.
Впервые в письменных источниках Могилев упоминается в XIV в. в «Списке русских городов, далеких и близких».
Начиная с XIV века Могилев входил в состав Великого княжества Литовского (ВкЛ). В конце этого века город перешел во владения Ядвиги - жены польского короля и великого князя литовского Ягайло. В народе существует множество легенд об этой женщине. Одна из них такова:
Польше необходимо было сблизиться с ВкЛ, чтобы избежать внешней опасности. Одним из условий объединения была женитьба 36-летнего Ягайлы на 13-летней Ядвиге. Девушка с четырех лет была помолвлена с австрийским герцогом Вильгельмом, любила его и в 12 лет должна была стать его женой. Свадьба чуть не состоялась, но в последний момент в Краковский замок ворвались польские феодалы. Им удалось убедить Ядвигу, что ее жертва необходима во благо Польши.
О свадьбе же Ядвиги и Ягайлы повествует исторический анекдот. Дело в том, что перед свадьбой злые языки нашептали Ядвиге, что тело будущего мужа посечено в боях, и он от полученных ран не может быть отцом. Ядвига направила своего посланника к Ягайле с тайной целью проверить правдивость слухов. Ягайло, который вскоре догадался о цели визита, пошел с посланником в баню, где тот мог удостовериться в здоровье будущего короля. Свадьба состоялась в 1386 году. В браке Ядвига так и не подарила мужу детей, хотя он прожил с нею 13 лет.
Ягайло в будущем женился еще трижды, и только последняя жена - 16-летняя Софья Ольшанская, родила ему сыновей, в том числе и будущего великого князя литовского и короля польского Казимира.
В 1503 году Могилев был пожалован в пожизненное владение Елене Иоанновне - жене польского короля и великого князя литовского Александра.
В 1514 году город был отдан во владение Ю. Зеновичу.
В 1589–1772 центр Могилевской экономии.

§1.4. Торговля в Могилеве. Купеческая верхушка

С конца XV в. Могилёв быстро рос, о чём свидетельствует появление в письменных источниках выражения «мужи могилёвцы», употреблявшегося ранее только для полоцких влиятельных купцов, а также строительство нового замка. По сообщению Баркулабовской летописи, «лета 1526 болший замок зароблен», что подтверждается археологическими раскопками. Площадь замка более 1 га. По периметру замок был укреплен песчано-глинистым оборонительным валом. В XVI в. замок имел деревянные укрепления срубной конструкции. Он охранялся ночью «кликунами» и охраной, имел цейхгауз для огнестрельного и холодного оружия, военное снаряжение, за состоянием которого следили пушкари и замковые ремесленники. В военное время жители города и волости обороняли замок, а их семьи располагались в укрытиях замковых укреплений.
Замковые укрепления состояли из 7 башен, соединенных трехъярусными стенами-городнями, поставленными на высоком земляном валу и накрытыми двухскатной гонтовой трешкой. Замок отделялся от города оборонительным рвом, через который был переброшен мост (последнее его звено было подъемным) на сваях, подводивших к въездным замковым воротам – «Горной браме». Она была прямоугольной в плане, пятиярусной, под четырехскатной крышей из драниц, в ней размещалась тюрьма.
По периметру оборонительного вала стояли еще 6 башен в 3-5 ярусов, соединявшихся стенами-городнями. Все башни были срублены комбинировано: стены, обращенные в сторону поля, - в 2-3 бревна, выходившие внутрь замкового двора – в одно бревно. Со стороны Днепра стояла пятиярусная проезжая башня («брама Дольная»), а рядом находился тайник – подземный ход из замка к реке. На одной из башен висел бронзовый колокол, в который «на тревогу званивали».
Рассказывают, что замок был построен полностью из дерева, но догадливые могилевчане покрыли стены известкой и регулярно красили их в белый цвет. Так что все проезжающие мимо путешественники дивились и восхищались «каменным замком Могилева». Впрочем, даже деревянный замок ни разу не был взят штурмом. Если не находилось предателя среди горожан, враг уходил ни с чем.
В первой половине XVI в. Могилёв был самым крупным городом белорусского Поднепровья. В 1577 в городе насчитывался 1261 дом, около 6,5 тысяч жителей; в 1604 было 2211 домов и более 15 тысяч жителей. К началу XVII в. город стал одним из крупнейших ремесленно-торговых центров Беларуси, к середине столетия - и всего Великого княжества Литовского. Значительную часть населения (около 45 %) составляли ремесленники: кузнецы, слесари, ювелиры, кожевники, шубники, солодовники, красильщики, плотники, маслобойщики, мясники, пивовары, пушкари, бочары и др. Во второй половине XVI в. в Могилёве насчитывалось около 40 ремесленных специальностей, к середине XVII в. - до 80. Ремесленники Могилёва славились мастерством не только в Беларуси, но и далеко за её пределами. Большинство ремесленников с конца 16 в. объединялись в ремесленные цехи. В конце XVI в. в Могилёве было 12 цехов, в 1604 - 18. Цехи вели борьбу против ремесленников, не входящих в эти организации.
К середине XVII в. основные виды ремёсел носили преимущественно характер мелкотоварного производства, что подтверждается наличием в городе множества торговых лавок, принадлежавших товаропроизводителям.
В 1577 в Могилёве насчитывалось 157 торговых лавок, в начале XVII в. - около 400. На городском рынке располагались торговые ряды: сапожный, железный, рыбный, мясной, полотняный, соляной, пекарский, гончарный, кузнецкий, а также купеческий дом, «важница» (весовая), кабак, складские помещения. Торговлей в основном занимались купцы (26-30% городского населения). Господствующее положение среди них занимала купеческая верхушка, создавшая в 1636 купеческое братство, посредством которого стремилась добиться монопольного положения на городском рынке. Часть богатых (»старших») купцов торговала и в других городах Беларуси, а также за её пределами. В первой половине XVII в. могилёвские купцы поддерживали торговые связи более чем с 60 городами: Витебском, Минском, Полоцком, Оршей, Мстиславлем, Гродно, Брестом, Слуцком, Борисовом, Кричевом, Гомелем, Бобруйском, Заславлем, Слонимом и др. Особенно оживлённая торговля велась с близлежащими (в радиусе 10 миль) городами и местечками, где могилёвские купцы освобождались от уплаты пошлин. Выгодное географическое положение Могилёва на берегу Днепра у пересечения торговых путей давало возможность его купцам вести торговлю и с более отдалёнными городами. В России могилёвские купцы сбывали продукцию местного ремесла (кожевенного, сапожного, кузнечного и оружейного), завозили западноевропейские товары: ткани, металлические изделия (ножи, косы, гвозди, иголки, проволоку), галантерею (перчатки, шапки, пояса, зеркала), ювелирные изделия и т. д. Из России в Могилёв поступали сибирские меха (соболь, белка, горностай, черно-бурая лисица, куница), которые могилёвские ремесленники выделывали, а купцы сбывали в городах Западной Европы, а также железо, медь, китайский чай, мыло, ложки, сита и др. В Польшу вывозились пушнина, меха, кожи и кожевенный товар, а оттуда поступали сукна, шёлк, полотно и др. ткани, пряности, стекло, краски, сельдь, соль, вина. Через Могилёв проходили также торговые пути в Прибалтику и на Украину. Могилёвские купцы приезжали в Прагу (Чехия), откуда привозили сукно, пользовавшееся большим спросом на местном рынке. Кроме ремесла и торговли, жители Могилёва занимались пашенным земледелием (обеспечивало годовую потребность города в хлебе на 25%), огородничеством и животноводством.

§1.5. Население Могилева

По социальному составу и имущественному положению население Могилёва было неоднородным. Наиболее состоятельными являлись светские и духовные феодалы (шляхта, духовенство, замковая администрация), занимавшие привилегированное положение. Основную социальную группу городского населения составляли мещане: купцы, средние и мелкие торговцы, ремесленники. Крупное купечество, цехмистры (старосты) и цеховая старшина, разбогатевшие мастера-ремесленники составляли верхушку мещан. Немалую часть населения Могилёва составляли средние слои (поспольство), куда входили средние торговцы, цеховые и нецеховые мастера. Владея недвижимым имуществом и занимаясь производственной деятельностью, эта группа мещан несла основную тяжесть городских повинностей и налогов, а также платила различные денежные поборы, которыми облагалось население города. Значительную часть мещан составляла беднота: подмастерья, ученики и мелкие торговцы, доход которых едва обеспечивал прожиточный минимум семьи. Самой бедной и обездоленной частью городского населения были слуги, подёнщики, наймиты - плебейские низы города.
До середины XVI в. горожане выполняли почти все те же повинности, что и крестьяне, и даже совместно с ними. Однако бурный экономический рост Могилёва в XVI в., формирование отдельного мещанского сословия резко изменили характер экономической жизни горожанина. Мещане неоднократно жаловались великому князю, доказывая необходимость отделения их от волости, с населением которой у них нет ничего общего в производственной деятельности. В ответ на непрерывные жалобы и требования жителей Могилёва в 1555 последовал «вырок господарский», согласно которому горожане обязаны были выполнять 1/4 часть предписываемых волости работ по строительству и ремонту замков. Экономически окрепшая верхушка мещан стремилась избавиться от власти феодальной администрации города, обременявшей купцов и ростовщиков многочисленными поборами. В результате их усилий 20 февраля 1561 великий князь литовский Сигизмунд II Август издал уставную грамоту, предусматривавшую введение в Могилёве отдельного от волости городского управления - войтовства.
На основании Люблинской унии 1569 между Великим княжеством Литовским и Польшей Могилёв вошёл в состав вновь образованного федеративного государства - Речи Посполитой.

§1.6. Магдебургское право

28 января 1577 Могилёв получил право на самоуправление - магдебургское право. Мещане освобождались от подсудности королевских чиновников. Власть в городе перешла в руки магистрата (рады), состоявшего из бурмистров, «радцев» (советников), «лавников» (заседателей) «инших особ урядовых». До 1636 магистрат избирался в двух, а затем в пяти составах (сменах), каждый из которых на протяжении 1 года управлял городом. Во главе городского управления стоял войт, назначавшийся королём пожизненно из числа крупных феодалов. До середины XVII в. могилёвские войты не проживали в городе, появлялись в нём лишь изредка, всеми делами в городе ведали их заместители - лентвойты, которые до 1580 назначались войтами, а затем стали избираться горожанами. В 1588 городские массы Могилёва добились создания при магистрате контрольно-совещательного органа из 12 «присяглых посполитых», избиравшихся ежегодно из числа горожан. «Посполитые» обязаны были следить за правильным использованием городских средств, вместе с магистратом участвовать в решении различных вопросов жизни города. С предоставлением магдебургского права Могилёву разрешили построить ратушу, ему был пожалован герб: на голубом поле каменная башня. Город получил право на 2 ярмарки в год.
С постройкой ратуши связан исторический анекдот. Когда ее построили в первый раз, задние рухнуло во время празднования окончания строительства. Ратушу построили снова - на этот раз башня оказалась кривой. Пришлось разрушать и перестраивать, был издан специальный указ, чтобы строители до конца работ не употребляли спиртного и не подходили к кабакам и корчмам на пушечный выстрел.
Ратуша была одним из красивейших зданий города, стала символом Могилева. В настоящее время намечено восстановление ратуши к 2006 году.
К началу XVII в. город стал одним из крупнейших ремесленно-торговых центров Беларуси, к середине столетия - и всего Великого княжества Литовского.
В 1580 в результате боевых действий между русскими и польско-литовскими войсками в ходе Ливонской войны 1558-1583 Могилёв подвергся большому разорению, значительная часть домов была сожжена. Понеся крупные потери, русские войска вынуждены были отойти от города.

§1.7. Восстание

Внутриполитическая жизнь Могилёва в конце XVI - первой половине XVII в. наполнена острой борьбой. Наиболее частыми были выступления мещан против светских и духовных феодалов, которым принадлежала часть городских земель - так называемый юридик, что расстраивало экономику города, задерживало его развитие. На усиление классовой борьбы в Могилёве оказало влияние антифеодальное казацко-крестьянское восстание 1594-1596 на Украине и в Беларуси. 13(23) декабря 1595 город был занят отрядом С. Наливайко и удерживался им две недели. Против Наливайко выступило 18-тысячное войско феодалов под командованием речицкого старосты М. Буйвида. В битве на Буйничском поле под Могилёвом 2-тысячное войско казаков мужественно сражалось, но вынуждено было отступить. При отступлении казаки разгромили и ограбили в Могилёве «домы и маетности шляхетские», лавки богатых купцов, разрушили городскую тюрьму.
Средние и низшие слои городского населения, а также примыкавшие к ним плебейские массы Могилёва вели напряжённую борьбу против магистрата и стоявшей за ним зажиточной верхушки города. После почти 20-летних столкновений между горожанами и магистратом вспыхнуло городское восстание.
19 июня Стахор Миткович, будучи на рынке около городской ратуши, «при собрании людей обчих» выступил против бурмистра Василия Якимовича, «словы неучтивыми лаял, соромотил и пофалки на здоровье его чинил». В последующие дни восстание приняло ожесточенный характер. 25 июня горожане под руководством Митковича и его ближайших помощников Микиты-шабельника (оружейника), Федора Исааковича-кравца (портного), Михаила Юрковича-гончара, Харапона-кравца, Сазона-чеботаря (сапожника), Петра-коваля (кузнеца), Ивана-шабельника, Мелешко Пузынина и других выступили не только против магистрата, но и всего «враду войтовского». Для успокоения восставших и примирения их с магистратом могилевский войт Ярош Волович направил в город «шляхетных» панов Матея Суходольского и Хризостома Сиарского, но это не остановило выступлений. 13 июля восставшие горожане избрали их своей среды 12 человек «посполитых» для ведения различных городских дел. Затем 15 июля они свергли старую раду, заняли ратушу и избрали новую городскую раду. Причем выборы проходили «не звычайне», а в нарушение всех правил, установленных королевскими грамотами. Вместо состоятельных горожан в состав магистрата восставшие избрали «людей легких, права и писма не уместных», из которых некоторые ранее подвергались наказаниям как со стороны королевской, так и городской власти. Один из членов нового магистрата – Ходко Богданович – «вендровый человек» (странник) даже не был оседлым жителем Могилева.
Прежний состав рады обратился после этого к войтовскому суду. Декретом от 11 сентября войт отстранил от руководства всеми городскими делами новый состав магистрата и власть в городе передал прежней раде. Декретом предписывалось провести новые выборы; лица, отказывавшиеся от выполнения данного декрета должны были подвергнуться крупному денежному штрафу. Однако решение войтовского суда не изменило положения. Власть в городе по-прежнему оставалась в руках восставших.
В дела Могилева вынуждена была вмешаться верховная власть. Решить вопрос предстояло в судебном порядке, так как великий князь не решился применит военную силу и открыто выступить на подавление сопротивления горожан. Верховная власть предприняла ряд мер, чтобы расколоть единство нового магистрата и склонить его членов к соглашению со старой радой.
22 августа 1608 года такое соглашение было заключено. В соответствии с ним новая рада, за исключением Ходко Богдановича – бурмистра, который великокняжеским декретом был приговорен к смертной казни, должна была «добыть свой срок» и передать власть прежнему составу магистрата, выполнить ряд других обязанностей. Деятельность старого магистрата еще неоднократно вызывала волнения среди горожан.
В 1610 произошло наиболее крупное выступление. Известно, что члены избранного в 1609 году магистрата обвинили Ивана Харковича, Михаила-чеботаря, Лавора Михайловича, Гаврилу Ивановича, Микиту Мильковича, Максима Тальбушу и Исая Щенсного в нарушении спокойствия и учинении в городе бунтов. Перед войтом обвиняемые вину отрицали и готовы были подтвердить свою невиновность присягой. По распоряжению войта для расследования этого дела из числа членов магистрата была назначена комиссия, которая подтвердила, что была совершена попытка поднять вооруженное восстание. Войтовско-лавницкий суд приговорил 5 руководителей восстания к смертной казни без права обжалования приговора в верховном королевском суде. Исполнение приговора было произведено 23 июля 1610 года на Ильинской горе в Могилеве. Тальбуша и Щенсный были приговорены к 12-недельному тюремному заключению после отбытия которого подвергнуты телесному наказанию у позорного столба и изгнаны из города с запрещением проживать ближе 30 миль от Могилева. Имущество всех осужденных было конфисковано.
Выступления городских низов против магистрата произошли также в 1636 и 1638.

§1.8. Брестская церковная уния

В связи с Брестской церковной унией 1596, оформившей объединение на территории Речи Посполитой православной и католической церквей, в Беларуси обострилась религиозная борьба. Своеобразной формой религиозно-политического движения были православные братства, куда входили преим. ремесленники, торговцы, а также духовенство и шляхта. Братство скорняков Могилёва, созданное в 1589, было одним из первых в Беларуси. Известны братства при церквах святого Спаса, «Въеханя господня», Преображенской, Богоявленской, Крестовоздвиженской. Братства сыграли большую роль в развитии просвещения, открывали братские школы, с 1616 по 1773 (с перерывами) существовала Могилёвская братская типография. В знак протеста против насильственного насаждения униатства жители Могилёва в 1599 не впустили в город перешедшего в унию полоцкого архиепископа Г. Загорского, заявив, что «они его как поклонника папы более не признают за своего владыку». В октябре 1618 в Могилёв направился полоцкий униатский архиепископ И. Кунцевич с намерением закрыть православные церкви и насильственно навязать жителям унию. Магистрат Могилева заявил, что город не станет подчиняться униатскому митрополиту. Узнав о приближении Кунцевича, жители города закрыли перед ним ворота, установили на городском валу пушки, угрожая применением оружия в случае, если архиепископ сделает попытку проникнуть в Могилев. Кунцевич отправился в Варшаву, сообщил королю о выступлении могилевчан против унии и добился королевского универсала, согласно которому 20 участников выступления были приговорены к смертной казни, на жителей города наложен штраф. Жители Могилёва участвовали в подготовке восстания против Кунцевича в Витебске в 1623, когда епископ был убит.
Могилев стал крупнейшим центром белорусского православия. В 1632 была основана Могилевская православная епархия, единственная на тот момент на территории Беларуси.
К середине XVII в. классовая борьба в Могилёве приобрела массовый характер и переплелась с освободительной войной 1648-1654 под руководством. Б. Хмельницкого против феодального и национально-религиозного угнетения. В составе повстанческого войска было немало выходцев из Беларуси, в том числе из-под Могилёва. После битвы под Корсунем [16(26) мая 1648] Хмельницкий направил к Могилёву и другим белорусским городам надёжных казаков, уроженцев тех мест, «с людьми тамошними добре знаючихся». Переодетые торговцами, нищими, монахами, они призывали к совместной борьбе против магнатов и шляхты.
Летом 1648 ремесленники Могилёва открыто заявляли, что ждут на помощь казаков. В октябре 1648 отряды повстанцев действовали около Могилёва.

§1.9. Война 1654 — 1667 гг. между Московским государством и Речью Посполитой

Среди горожан существовали одновременно промосковская партия и партия, верная властям Речи Посполитой. Вначале горожане хитрили, тянули время, ждали помощи. Московский воевода Воейков в одном из своих первых донесений сообщал Алексею Михайловичу что могилевские мещане «около де города осаду крепят, а ожидают на себя твоих государевых людей, и по людям де смотря хотят стоять и биться»1. Поэтому царский воевода просил о высылке дополнительных воинских контингентов под Могилев «и будут придут большие люди и они сдадуться»2. Кроме этого была развита активная агитация с целью бескровной сдачи города. Воейков тайно послал в город сотника Василия Якимова и стрельца Тишку. Они были должны склонить могилевцев к сдаче. Для этого они передали агитационное обращение с призывом о сдаче московским войскам сторонникам сдачи города из среды могилевских мещан — «Бушаку с товарищи». Однако попытка обнародования этого документа и агитация за переход на сторону России окончилось очень грустно для представителей промосковской партии: «мещане де и ляхи яво Бушака били и отпустили чуть жива и говорили на что он с государевыми людьми ссылается»3.
14 августа представителями магистрата была выслана депутация на переговоры. Мещане обещали сдать город, но только через три дня. Дело в том, что горожане были осведомлены о том, что по приказу царя на помощь Воейкову должны были прийти московские служилые люди из под Дубровны, Орши и Гор. Однако, как только «могилевцы проведали …что ратных людей нет и с чем присылали во вес солгали и хотят с нами битца»4 — сообщал Воейков.
Однако 25 августа 1654 года городские ворота открыли перед неприятелем. Это было связано как с осознанием безысходности ситуации, так и активной агитацией со стороны игумена Кутеинского православного монастыря Иоиля Труцевича и могилевского шляхтича Константина Поклонского. Кроме этого царь торжественно обещал за добровольную сдачу города сохранить магдебургское право. Кстати, оно действительно было сохранено, а горожане получили право избирать главу местного самоуправления — войта.
В начале февраля 1655 года под стены Могилева подошли войска гетмана ВКЛ Януша Радзивила. Несмотря на то, что во время одного из штурмов Могилева на его сторону перешел со своим отрядом в 400 человек К. Поклонский, впустивший войска ВКЛ в Круговой вал, на территорию Нового города, Могилев штурмом так взять и не удалось. Действительно, оборона города не была поддержана всеми горожанами. Уже во время этих событий чувствовалось глубокое недовольство части могилевских горожан новой властью. Сразу же после входа войск Радивила в Новый город к его войскам примкнула значительная часть проживавших там горожан. В отписке московских воевод Рамадановского и Воейкова Алексею Михайловичу об этом сообщалось следующим образом: «февраля в 6 день, как приходили под Могилев гетманы, Радзивил и Гасевски и Богуслав Радивил с полскыми и литовскими людми и в то, государь, время, Могилевцы мещане остались в болшом валу с Радзивилом, и к меншому валу и острогу к твоим государевым людем на приступ ходили и на вылазках билися вместе заодно с литовскими людьми; и тех, государь, мещан остались в меншм земляном валу лавки и всякие товары, и те товары и денги многи взяты в Ратушу без твоего государева указу до моего холопа твоего Юшки приезду в Могилев. А как пошли гетманы и з Могилева прочь, и многие мещане пошли с ними же образом. Горожане предварительно разработали план по уничтожению московского гарнизона. Хозяева, у которых на постое жили вражеские солдаты, гетманы в Литву и Польшу»5. Правда большая часть горожан в это время все-таки осталась верна московскому царю и участвовала в защите города от Радзивила.
Бесспорно, нельзя говорить и о том, что только шляхта и верхушка горожан приняла участие в восстании. «Верхушка» по определению — меньшинство, а меньшинство уничтожить хорошо подготовленный и вооруженный русский гарнизон в ходе восстания 1 февраля 1661 года было бы не в состоянии.
Есть две версии случившегося. Одна из них, почерпнутая из известий могилевской Хроники Сурты и Тубницких, описывает дело следующим должны были обезопасить их ружья — достать кремни из замков. Восстание началось на следующий день, в тот момент, когда стрельцы начали обижать могилевских торговок калачами на Торговой площади, бесплатно отбирая у последних товар. В эту минуту загудел ратушный колокол, на стрельцов бросился могилевский бурмистр Язэп Леванович вооруженный «мечем катовским». Он закричал «Пора!» «Пора!…» и восстание началось. На помощь мещанам пришли освобожденные военнопленные, и за несколько часов московский гарнизон был уничтожен почти целиком, в живых осталось только несколько человек6.
Однако имеется еще одно весьма ценное свидетельство современника тех событий, историка, поэта и общественного деятеля Иеронима Веспасиана Каховского, сохранившего более реалистичное событие произошедших в то время в Могилеве событий. Согласно этого автора, могилевцы видя неблагоприятное для Московского государства развитие военной компании посчитали за лучшее вернутся назад, в состав Речи Посполитой. В условленное время часть горожан с городским стадом вышло за городские укрепления. Именно они начали звать на помощь кричать о том, что на них напали «Поляки» и «Литва», что многие среди них убиты, а часть взята в плен. На помощь горожанам бросились московские солдаты и стрельцы. После этого заговорщики закрыли городские ворота и начали методично расстреливать «москву» с городских стен. Одновременно началось восстание и в самом Могилеве, где осталась часть гарнизона. Он был частью уничтожен, а 986 солдат и стрельцов было взято в плен7.

§1.10. Северная война 1700-1721 гг.

В начале XVIII в. Экономические условия Могилева значительно ухудшились. Северная война принесла ему тяжелые бедствия. Территория восточной Беларуси являлась главным театром военных действий. Через Могилёв проходили основные силы русской и шведской армий. В июне 1706 город посетил Пётр I. В том же году в Могилевский замок прибыла взятая в плен русскими служанка мариенбургского пастора Мария Скворонская, впоследствии ставшая женой Петра I, императрицей Екатериной Первой. В период 1706-1708 года в Могилевском замке перебывали многие русские военачальники: Меньшиков, Брюс, Бауер, Головин, Репнин, Долгоруков и другие. В марте-июле 1708 в Могилёве и его окрестностях находились русские войска. Могилевчан обязаны были обеспечивать их продовольствием, оружием и подводами, принимать участие в строительстве мостов через Днепр. 7(18) июля 1708 Могилёв занят войсками Карла XII. Шведы разделили город на 15 кварталов, каждый из которых должен был ежедневно поставлять по 312 пудов хлеба и 960 гарнцев (3 тысячи литров) пива. Шведы грабили церкви и монастыри, вывезли из города более 9 пудов серебра. В течение 6-недельного пребывания захватчики отобрали у населения Могилёва все запасы продовольствия, уничтожили более 1700 жилых домов.
Трубницкий, автор Могилевской хроники, писал: «1708 год ободрал с Могилева его львиную шкуру, облачив в грубый черный мешок. С этого времени и на будущие времена город не может называться могучим львом, а только могилой своих обывателей».
Под Могилевом, произошла одна из решающих битв Северной войны. Корпус Левенгаупта, доставлявший основным шведским силам боеприпасы и продовольствие, был разбит при Лесной, что оказало значительное влияние на дальнейший ход войны. Менее чем через год Карл XII был разгромлен под Полтавой.
До сих пор местные жители называют курганы в окрестностях Солтановки «могилами шведских солдат».
В честь 200-летия победы русских над шведами при деревне Лесной был сооружен и торжественно открыт мемориальный комплекс.
Символичен памятник, созданный скульптором Обером. На гранитной скале широко расправил крылья бронзовый орел. Он рвет поверженное знамя врага, торжествуя победу. На скале - пьедестале укреплена мемориальная доска с лаконичной надписью: «В память сражения при Лесной - матери Полтавской победы».