Russian English

Воспоминания графа П.А. Толстого (1645—1729) о Могилеве

В библиотеке Казанского университета находится рукопись сподвижника Петра Великого, графа Петра Толстого под названием «Путешествие стольника Петра Толстого по Европе в силу царского указа от 7205 (т.е. 1697 г. от Р.Х.) января 11-го дня» (на 161 полулистах). Полный текст с подлинника впервые был опубликован в «Русском архиве» (1888) и переиздан в серии «Литературные памятники» (1992).

Граф П.А.Толстой
Граф П.А. Толстой

Толстой был послан Петром I в Италию для изучения морского дела (1697—98). В то время ему было 52 года и готовность начать в эти годы изучать специальные науки показывает замечательную силу воли; Толстой, явно был проникнут сознанием необходимости предстоящих преобразований в России и готовился принять в них активное участие. Толстой дважды пересек территорию Беларуси и его описание белорусских городов в «Путешествии…» представляет несомненный интерес.

Толстой выехал из Москвы 26.2.1697, делая в день от 3 до 40 верст; 9 марта он был уже в Смоленске, а 23 марта приехал к польскому рубежу, к реке Ивать, которая граничит Московское государство с Польским и Литовским; 24 марта Толстой приехал в местность великого гетмана Литовского Сапеги, в село Горки. «В том селе Горках есть благочестивая Греческого закона церковь одна, а униатских две церкви, Римский костел один, жидовская божница одна. То село великое, в нем есть всяких жителей больше 1000 дворов разных вер, Греческого закона, и Римляне, и Униаты, и Жиды». Далее Толстой переезжал через реку Басю «с великою трудностью от разлития великих вод»; 30 марта он переехал реку Днепр на пароме и прибыл в город короля Польского Могилев.

«Город Могилев большой, и около города посады большие, много в посадах садов. Тот город Могилев значительно больше Смоленка. Вокруг посадов идет земляная ограда, что начинается от реки Днепра и снова до реки Днепра доходит. Верхняя ограда земляная, очень высокая; в городе — две проезжие брамы каменные да две деревянные… В Могилеве монастырь благочестивый, называется Братским, живут в нем иноки. Около монастыря ограда каменная, и церковь в нем соборная каменная же немалая, изрядного строения. В том же городе другой монастырь благочестивый называется Спасским, в нем церковь деревянная. На посаде 3 церкви каменные да 8 деревянных, всего 11 церквей благочестивых; да за городом, в 2 верстах от Могилева, монастырь мужеский, в нем церковь каменная изрядного строения, за городом же монастырь Николаевский, а в нем живут инокини благочестивой Греческой веры. В том монастыре церковь каменная изрядного строения… В Могилеве живут купеческие люди. Тот город каменный называется королевской экономией, ч.з. принадлежит королевскому двору… Мещанских домов в Могилеве и на посаде с 20000, а еврейских с 10000. В том городе улицы вымощены диким камнем. В том городе хлеб покупают высокой ценой. Еды всякой много, и рыбы живой немало… Тот город Могилев по королевским привилегиям — вольный город, а к мещанам могилевским эконом не имеет отношения, а судит их во всех делах войт». Это описание свидетельствует о том, что, несмотря на многочисленные русско-польские войны, в конце XVII в. Могилев был крупным и обустроенным городом.

Сделанное Толстым описание своего путешествия, по характеру, складу понятий и воззрений всецело принадлежит эпохе России конца XVII в., т.е. до наступления реформенного периода. Проникнутый глубокой религиозностью, знаток церковной обрядности, Толстой больше всего обращал внимание на храмы и богослужение, на различия вероисповеданий, на учения христианских церквей. В этом отношении любопытны сообщенные им сведения о положении униатов в западных (тогда польских) провинциях. Из них видно, что Уния сделала тогда еще мало успехов, и что латинство не успело изуродовать православных обрядов в униатской церкви, а Римская церковь делала только усилия к своему распространению. Так он пишет: «Жители Могилева мещане все благочестивой веры… В том городе Римской веры людей немного, и костелов Римских только два, и те гораздо небогаты, один каменный, зело древний, другой деревянный, в котором служат Езувиты, а каменный костел называют Фарою, и служат в нем Плебаны; да на предместье церковь Римская деревянная… Алтари в Римских костелах сделаны по обыкновению Римскому, без переграды и без дверей, также и престолы по их западному обыкновению, а для приходящих поделаны в Римских церквах места, где приходящие стоят и садятся… Марта в 31 день был я в Братском монастыре; в том монастыре церковь соборная великая, в ней 8 столпов, около столпов сделаны хоры. Строение в той церкви изрядной резной работы золоченое. Та церковь вся подписана стенным письмом изрядным, иконостас резной, золоченый, великий, изрядной работы. В Могилеве же вновь строят Езувиты каменный кляштор, то есть монастырь польский, не малый и построено уже много того монастыря каменным строением». Между тем в Могилеве было в то время 2 православных монастыря (мужской и женский), а в посаде 11 православных церквей. В большинстве городов и местечек Беларуси тогда регулярно проводились многолюдные ярмарки, на которые приезжали свои и иноземные купцы. Толстой застал в Минске «крамы каменные, и товаров в них немало». Буйным торговым центром являлся Могилев — Толстой видел, что «рядов в Могилеве много, а в них много всяких товаров добрых для продажи, в рядах же крамы каменные». Толстой пробыл в Могилеве 8 дней и 6 апреля, выехав из города и переехав по мосту реку Дубровку, отправился через Минск, Варшаву и Вену в Италию.

По всем белорусским городам Толстой описывает алтари и престолы, одежду священнослужителей, Римское богослужение, церковные процессии и т.п. Не забыл он также отметить некоторые незначительные обрядовые разницы в православных церквях западного края с Русскою. Вообще он все сравнивал с тем, что знал и видел в России. Так о реке Висле в Варшаве он говорит: «Та река Висла величеством подобна реке Волге, текущей под городом Ярославлем». Мерилом для него была Москва: реку Москву он сравнивает с виденными им реками во время путешествия, а католические костелы с Успенским собором и т. п. Его поражало то, чего не мог он найти тогда в своем Отечестве; он описывает то, чего прежде не видел и из его описания можно узнать, чего не было в России. Например, у него записано: «Никогда в Риме по улицам и переулкам грязи не бывает», или же: «В Венеции саней не знают, цветы во весь год бывают». В связи с этим любопытно сопоставить впечатления Толстого о Могилеве с описаниями западноевропейских путешественников, направлявшихся в Москву через Беларусь.

После создания Русского централизованного государства, с конца XV в. между Москвой и столицами европейских государств устанавливаются живые связи — Россию начинают навещать дипломатические и торговые посольства.

Путь их лежал через Белорусское государство «Великое княжество Литовское», в состав которого входила Жмудь (ныне Литва). Выехав из Бреста или столицы ВКЛ Вильно, они прибывали в Минск и затем направлялись через Смоленск в Москву, а в Смоленск они попадали либо через Оршу, либо через Могилев. Многие из них, путешествуя по белорусской земле, делали дорожные заметки, вели дневники своих наблюдений и впечатлений о природе, городах, обрядах и т.д. В 30-е годы XVII в. немецкий путешественник Адам Олеарий (1603—71) бывал в России и оставил после себя «Описание путешествия в Московию» (через Могилев и Смоленск); австрийский дипломат Иоганн Корб (1670—1741) был в Москве и Могилеве в одно и тоже время с П.А.Толстым (1698—99) и опубликовал «Дневник путешествия в Московию». Подчеркивая, что Беларусь — это часть русских земель, которая входила в состав Речи Посполитой, иностранные послы много внимания уделяли описанию западных границ России (Московии). По сведениям немецкого дипломата Зигмунда Герберштейна( 1486—1566), автора «Записок о московских делах», границей между ними считался Днепр. Он утверждал, что Могилев, расположенный на восточном (правом) берегу Днепра, был подвластен королю Польскому; те же города, что лежали на восточном берегу — государю Московскому. На левом, восточном берегу Днепра, говорил он, под властью князей ВКЛ были только Мстиславль и Дубровно. Наибольшее впечатление у иностранных дипломатов оставляли природные богатства Беларуси. Их удивляли ее безграничные просторы, непроходимые леса, луга, реки и озера. Но, пожалуй, самые подробные сведения они приводят о городах, через которые проезжали и где, как правило, по нескольку дней отдыхали. Самыми крупными городами в Беларуси иностранцы считали Могилев, Полоцк, Витебск, Минск, Гродно, Брест, Новогрудок, Несвиж, Слоним. На востоке Беларуси особое внимание иностранцев привлекал Могилев.

Немецкий посол Меерберг сообщал, что осенью 1662 г. их посольство из Москвы по Днепру прибыло в Могилев — «вольный королевский город Витебского воеводства». Город лежал на правом берегу Днепра и «имел вид могилы», откуда, как он считал, и получил свое название. Долгое время, писал Меерберг, Могилев был мало известен. Но, занимая удобное место, он притягивал внимание белорусских купцов, они переселялись сюда, а сто лет тому назад так населили его, что придали ему вид большой пристани, известной во всей России. В середине XVII в. Могилев был уже крупным торговым центром, который приносил большую прибыль польскому королю. Как отметил автор, Могилев был хорошо укреплен стеной, бастионами и обеспечен пушками. Основная масса населения была «православной веры», а из многочисленных церквей только 2 были римско-католические. Меерберг отвергал сведения других иностранцев, что тут живут иезуиты, и утверждал, что их коллегиум находится в Витебске. Население Могилева, признавал Меерберг, симпатизировало русским и в 1654 г. добровольно отдало город московскому царю. Меерберг обвинял могилевчан в «чрезмерной заботе о своей свободе»; он писал: «Городской сенат настолько своеволен в охране своих привилегий, что притеснял католиков и только номинально признавал польского короля своим верховным правителем. Жители Могилева не пускали королевской охраны и охраняли город своими силами».

Сведения о Могилеве есть также в «Сказаниях» Рейтенфельса. Он утверждал, что Могилев — это большой город, обнесенный высокой стеной. По своему значению, подчеркивал он, Могиле в конце XVII в. стоял в одном ряду с Москвой, Новгородом, Псковом, Казанью, Астраханью, Киевом и Смоленском. Отмечая торговое значение города, он писал, что Могилев занимался главным образом посреднической торговлей с соседней Польшей — брал в Москве за одну цену, а отдавал Польше по более высокой цене. Самое сильное впечатление на иностранцев производили крепости Могилева, они заявляли: «Смоленск и Могилев обороняют русских от поляков, а Псков и Новгород — от Шведов». В Могилеве «очень много чудесных церквей… и здешние горожане очень гостеприимны: они вдоволь обеспечивают всевозможными припасами — пивом, медом, водкой, вином…»

Валерий Ермоленко, Минск, Беларусь

Контактная информация

212030 ул. Первомайская. д. 28а

г. Могилев, Республика Беларусь

Телефон: 8 0222 42-23-17

E-mail: fct-mog@rambler.ru

Как нас найти

Руководство

Начальник отдела
Новикова Ирина Леонидовна
8 0222 42-24-05

Заведующий сектором спорта и туризма
Латенков Дмитрий Николаевич
8 0222 42-18-92